Болезнь Пика / Психологическая помощь психолога семье в различных ситуациях

Основные направления психологической помощи семье, переживающей развод.

На основе анализа литературы и опыта консультирования разводящихся пар можно сформулировать следующие принципы помощи такой семье.

1. Минимизация степени изменения социальной ситуации развития. Одним из самых травматичных аспектов развода и для детей, и для взрослых членов семьи является степень изменений жизненной ситуации, привычных связей, создающих основу идентичности. В большей степени это касается ребенка, идентичность которого еще не отдифференцирована от его социальной ситуации развития и не приобрела качества устойчивого автономного личностного образования (Э. Эриксон).

Послеразводные изменения, как правило, затрагивают четыре жизненные сферы:

  • 1) пространственно-предметную — географическое место жительства, привычные маршруты, квартиру или дом, личные вещи и их привычный порядок;
  • 2) социальных связей — контакты с внесемейным окружением, друзей и знакомых, школу и внешкольные занятия ребенка и т.п.;
  • 3) семейных связей — систему контактов с представителями расширенных семей со стороны обоих супругов;
  • 4) эмоциональных связей — отношения привязанности с близкими людьми.

Подробная "инвентаризация" содержания этих сфер, анализ того, что можно оставить без изменений, а что изменить минимально, помогает разводящимся супругам, с одной стороны, занять более рациональную позицию по отношению к разводу, а с другой стороны, приобрести опыт сотрудничества друг с другом в процессе развода (это становится особенно важным, если в семье есть дети). Помимо этого в процессе такого анализа крайне важно ощущение возможности сохранить ценные аспекты собственной идентичности и идентичности ребенка, почувствовать необходимость и возможность ее поддержки. Например, разводящиеся супруги в процессе такого анализа примут решение содействовать общению ребенка с прародителями с обеих сторон, или перевезут часть детских вещей (договорившись об этом с ребенком) в квартиру, где будет жить его отец, или решат, что ребенку лучше не менять школу и договорятся о том, кто и когда будет его туда сопровождать и т.п.

2. Разграничение супружеских и родительских функций. Супружеские и родительские отношения принципиально различаются по своим задачам и образу действий, несмотря на то, что их осуществляет одна и та же пара людей. В привычной для нас культуре супружеские отношения являются обратимыми, а родительские — нет. В ситуации развода дифференцированность супружеской и родительской подсистем становится одним из решающих условий психологического благополучия ребенка, так как разводятся супруги, а родители остаются. В семьях с низкой дифференцированностью супружества и родительства или в ситуации их реактивного слияния в ответ на развод он начинает непосредственно влиять на все системы отношений: "Она нас бросила", "Передай своему отцу, чтобы забрал свои вещи!", "Хотя бы ты не бросишь маму, как это сделал папа?!", "Дочь такая молодец — полностью взяла на себя общение с отцом по поводу имущества, бережет меня".

Развести супружеские и родительские функции взрослым помогает анализ следующих вопросов (тем): "Как будет организовано ваше родительское взаимодействие?", "Какие системы эмоциональной и социальной поддержки, кроме отношений с ребенком, доступны для вас сейчас, какие можно организовать, чтобы освободить от решения этих задач ребенка?", "Каким образом, когда вы собираетесь возвращать отца/мать ребенку?".

Ощущению "сохранности" обоих родителей в жизни ребенка помогает правильное информирование о разводе, а именно то, что и как скажут ему его разводящиеся родители. До ребенка важно донести три момента: 1) идею о том, что развод — это решение взрослых, которые начали свои отношения задолго до его рождения, поэтому родители в данной ситуации не намерены советоваться с ним; 2) сообщить, что оба родителя продолжают, как и раньше, любить его и заботиться о нем; 3) непосредственно перед изменениями, связанными с разводом, "нарисовать" подробную картину устройства будущей жизни: кто, когда, куда переедет, как будет строиться общение и т.п. И, конечно, сказанное должно осуществиться в реальности.

Важным условием оптимального проживания ребенком чувств, связанных с разводом, является открытость информации о факте развода, что нельзя путать с открытостью информации о его причинах и обстоятельствах (о разводе ребенку сообщают родители, а не супруги). Нельзя скрывать от него факт развода ("Папа в командировке", "Мама заболела и лежит в больнице"), так как "тайна" и отсутствие информации в напряженной ситуации многократно усиливают тревогу и побуждают ребенка достраивать в фантазии то, что остается для него неясным, и, исходя из этих фантазий, влиять на ситуацию. Необходимо предоставить ему возможность свободно обсуждать проблему развода с каждым из родителей, пока у него есть потребность в этом.

3. Сохранение реалистичных и положительных/нейтральных образов обоих родителей. Каждый из родителей является для ребенка источником смыслов развития, моделей поведения, отношения к себе самому. Одним из важнейших условий психологического благополучия ребенка в его настоящем и будущем признается возможность воспринимать родителей — и отца, и мать — как "хороших", одобряемых и уважаемых со стороны окружающих (X. Кохут).

В ситуации обвинения или обесценивания родителями друг друга, как правило, наблюдается феномен идентификации ребенка именно с тем родителем, которого ему представляют как "плохого". Ребенок как будто нейтрализует эту "плохость" присоединением к ней через подражание и идентификацию. Другими словами, ребенок не может просто отказаться от "плохого" родителя, он либо сохраняет обиду на него, либо старается реабилитировать его в собственном восприятии через ощущение сходства с ним или конфронтацию с обвиняющим родителем. Так, при недифференцированное™ родительской и супружеской подсистем часто приходится слышать такие высказывания: "Он (сын, 15 лет) и не знал отца, но все худшее у него взял — такой же врун!"; "А разве я не должна донести до дочери, что ее отец козел"?! Она же должна понимать, чего ждать от мужчин"; "Я ей (дочери) стараюсь объяснить, как плохо с нами поступила ее мать, чтобы потом не было ненужных иллюзий"; "Я ему (сын, 10 лет) привожу пример его папаши, чтобы понимал, как нельзя себя вести!".

В детстве мама и бабушка говорили девочке в воспитательных целях: "Ты эгоистка, как твой папа". Став взрослой, девушка искрение считала, что желать чего-то для себя, сообщать о своих потребностях и намерениях — это эгоизм, и это очень плохо, ведь именно таким, по словам близких, был отец, за что его и изгнали из семьи. Она уехала из родного города в Москву, устроилась на хорошую работу и все заработанное отправляла матери, оставляя себе необходимый минимум. Девушка не позволяла себе дружеских и романтических связей, а немногие отношения, которые успели у нее сложиться, оканчивались одинаково: она обижалась на партнеров, упрекая их в том, что ее используют, и без объяснения причин рвала с ними. Кроме работы, она никуда не ходила, вела затворнический образ жизни, чувствуя себя крайне одиноко и тоскуя по дому. Таким образом, в детстве девушке предъявлялся негативный образ отца с мощным эмоциональным посылом и ожиданием/предписанием определенных действий или поведения в отношении этого образа (борьба с осуждаемым качеством — "эгоизмом" — при любых условиях). Этот комплекс интериоризиро- вался ребенком и лег в основу его жизненной стратегии.

Нормализация образов родителей как ресурсов развития ребенка является крайне важным направлением психологической помощи разводящейся паре, имеющей детей. Однако в этом направлении работы часто неизбежны естественные затруднения, тонко описанные Г. Фигдором [1]. Одно из затруднений связано с чувством вины разводящихся родителей за нарушенное благополучие ребенка. Справиться с ним иногда отлично помогают обвинения в адрес бывшего супруга. Другое обстоятельство, обусловливающее негативизацию экс-супруга, также имеет защитную функцию и связано с тем, что у разводящихся людей нарушается нарциссическое равновесие, чувство собственного достоинства. В качестве некоторой эмоциональной компенсации многие родители неосознанно прибегают к мести бывшему супругу, причинившему им страдания, например: "Как можно допустить, чтобы этот человек, который так плохо со мной обошелся, купался в любви моих детей, да еще как “лучезарный” воскресный папа?!". Очевидно, что сохранению позитивных родительских образов, транслируемых ребенку, способствует разведение родительской и супружеской систем отношений.

4. Предотвращение конфликта лояльности у детей и прародителей. Конфликт лояльности возникает в ситуации необходимости и одновременно невозможности выбора одной из сторон конфликта. Эти условия могут существовать в любой семье, но часто они актуализируются в ситуациях развода и в бинуклеарных семьях. Самой распространенной ситуацией, чреватой для ребенка конфликтом лояльности, является постановка перед ним вопросов: кого он больше любит — маму или папу, кого считает правым, с кем хотел бы жить (последний вопрос не может быть поставлен перед ребенком вплоть до старшего подросткового возраста). Конфликт лояльности имеет довольно тяжелые последствия для ребенка — от навязчивого "прокручивания" в мыслях аргументов в пользу присоединения к одному или другому родителю до распада привычной активности, эмоциональных нарушений и т.п. (см. подпараграф 3.1.2).

За консультацией психолога обратился отец 9-летнего мальчика с жалобами на то, что сын отказывается выполнять поручения бабушки (по отцу), которая забирает его из школы и проводит с ним вторую половину дня, грубит ей и огрызается. Такое поведение появилось несколько месяцев назад и неожиданно для всех частично заменило дружеские, "душевные" отношения бабушки и внука. За год до этого отец и мать мальчика развелись, причем обида и гнев матери в адрес отца со временем не уменьшились. За это время незавершенный конфликт разведенных супругов распространился на другие поколения семьи: мать, с которой жил ребенок, начала предъявлять претензии бывшей свекрови (бабушке) в том, что она, приходя к ним, проводит с ребенком время не так, как следует; мальчик все больше втягивался в роль посредника между конфликтующими родителями, а также между материнской и отцовской семьями, передавая сообщения от одной стороны другой. Неразрешенный конфликт бывших супругов (родителей) отразился в амбивалентности отношения внука к бабушке, конфликтности его поведения.

Крайг г бонум д психология развития спб 2004
Фобии есть на людях
Организация социально психологической помощи студентам
Приемный ребенок до 2 лет проблемы страхи
Виды психологической помощи детям с рда лебединский